Историко-мемориальная работа

Последний бой самого русского француза на армянской земле

Compressed file

21 августа 1804 года в ущелье реки Памбак принял последний бой отряд майора Иосифа Монтрезора. 

 Это история о самом русском французе, который пал смертью храбрых на армянской земле в период первой Русско-персидской войны (1804-1813), — о майоре Иосифе Монтрезоре.

Иосиф Антонович Монтрезор имел дворянское происхождение: в XVIII веке его предки  переселились сначала в Польшу, потом – в Россию. Он родился в 1767 году в семье русского майора, служившего в канцелярии Александра Васильевича  Суворова. Отец Иосифа крепко дружил с адъютантом генералиссимуса Семёном Христофоровичем Ставраки. После его гибели Ставраки усыновил Иосифа и двух его братьев.

Военная карьера юного Монтрезора началась с Корпуса чужестранных единоверцев, откуда он был выпущен в чине прапорщика и сразу же проявил себя храбрым воином: он принял участие в штурме Анапы (1791) и был награждён орденом Святого Владимира IV степени, потом участвовал в составе Каспийского военного корпуса в походе против войск Махмед-хана (1796–1797). А в 1801-м  был назначен генералом Павлом Дмитриевичем Цициановым командиром небольшого гарнизона из двух рот Тифлисского мушкетерского полка  в пограничном селе Каракилиса (сейчас это город Ванадзор, Армения). На тот период Восточная Армения вошла в состав Российской империи.

Монтрезор за период служения на этом посту  принял участие в нескольких боях:  в 1802 году в Карсском сражении против соединенной армии ахалцихского паши и нахичеванского хана; 1804 году проявил себя как герой во время штурма крепости Гянжа, после чего  был произведен в майоры.

14 августа 1804 года по приказу генерала Цицианова майор Монтрезор отправился с небольшим отрядом из осажденной русскими Эриванской крепости навстречу транспорту с продовольствием и боеприпасами, который следовал из Тифлиса под командованием майора Стахиева. В состав отряда вошли 4 офицера, 108 мушкетеров Тифлисского полка, 11 добровольцев-армян и один бомбардир при легком орудии — «единороге».

Выход отряда был отслежен противником – вослед была отправлена вражеская конница, которая на всем пути следования пыталась вовлечь отряд в бой. Монтрезор и его солдаты успешно отбивались и за двое суток одолели путь в 100 верст.

Утром 21 августа, обойдя Амамлу (ныне – Спитак), Монтрезор вошел ущелье реки Памбак, пробивая себе дорогу огнем и штыком. Это был их последний путь. Возле урочища Сарал они были окружены шеститысячной армией во главе с персом Пир-Гули-ханом и мятежным грузинским царевичем Александром. Имея с собой лишь маленькую походную пушку и «единорог», отряд Монтрезора сражался до последнего. Это был бой не на жизнь, а на смерть.

Конечно, все воины знали, что это последний их бой. Поэтому   Монтрезор призвал к себе добровольцев-армян, которые не присягали императору России, и велел им уходить с поля сражения. Но старший из них ответил за всех:    «Да, царю мы не присягали, но он далеко, поэтому мы присягаем тебе и остаемся».

Бой длился весь день. Монтрезор получил тяжелое ранение в начале сражения, но продолжал руководить отрядом и сам стрелял из пушки.  Когда же от отряда в живых остались лишь сорок человек, Монтрезор сказал: «Братцы, я больше не ваш командир, спасибо за службу и смелость! Кто хочет, пускай покинет меня и спасется!» Но никто не покинул поле сражения: солдаты приняли последнюю  штыковую атаку вместе со своим командиром...

...Изрубленное тело майора Монтрезора застыло на пушке. Рядом замерли поручик Латыгин, прапорщики Чирец и Верещаго и еще 94 солдата. Остальные, тяжело раненые, были захвачены в плен. Враг покинул поле сражения в надежде перехватить долгожданный транспорт с провиантом и оружием из Тифлиса.

О подвиге и гибели отряда узнали от чудом спасшегося армянина-ополченца, который добрался до Амамлу, а оттуда был доставлен к Цицианову.

Подвиг отряда майора Монтрезора получил широкую огласку в армянских, русских  и грузинских источниках. В известном романе Хачатура Абовяна «Раны Армении» Монтрезор упоминается в связи с первым походом Цицианова под именем Карамайор, что в переводе означает Черный майор.

В 1804 году на месте гибели русских солдат был сооружен первый памятник, который простоял до 1827 года. На плите была высечена эпитафия скорбящего генерал-лейтенанта князя Цицианова: «Путник, остановись и с уважением сними шляпу. Не проходи безразлично мимо мраморного светлого захоронения, которое протоколирует имя одного героя, дела которого обеспечат бессмертие его памяти». А 8 октября указанного года обелиск был разрушен землетрясением. Но память о героях забвению не подлежит: 1837 году был сооружен новый памятник, на котором наместник Кавказа граф Воронцов оставил благодарственную надпись. Монумент в форме пирамиды просуществовал до 1918 года, затем был разрушен. И восстановлен лишь через 60 лет к 150-летию присоединения Армении к России.

В декабре 2008 года Московский организационный комитет «Спитакский мемориал», созданный по инициативе участников спасательных и восстановительных работ после армянского землетрясения 7 декабря 1988 года под руководством первого премьер-министра РФ Ивана Степановича Силаева, подготовил комплексную программу, приуроченную к 20-летию армянской трагедии в конце ХХ столетия, в которой отдельным пунктом обозначено строительство мемориального комплекса с 26500 деревьями, символизирующими количество жертв землетрясения.

На этом же месте стараниями мецената из России Норайра Мурадяна установлен православный крест размером 2,5 м высоты и 1,5 м ширины, покрытый сусальным золотом. Проект православного креста и часовни за два дня до смерти  благословил патриарх Московский и Всея Руси Алексий II.

 Памятник бессмертному отряду майора Иосифа Монтрезора находится в Памбакском ущелье, на восьмом километре дороги Ванадзор — Спитак. Так и хочется повторить слова Цицианова: «Путник, остановись и с уважением сними шляпу».

 

 Елена Шуваева-Петросян

Материал подготовлен в рамках проекта «Единый крест: Россия и Армения»

Compressed file Compressed file